Menu
RSS
НЕЗАВИСИМОЕ ОБОЗРЕНИЕ

Как поживает блогер Ишутов в Цивильском СИЗО

В столице Чувашии Чебоксарах метро нет, а в городке Цивильске есть. «Метро» – так в следственном изоляторе №2 УФСИН России по Чувашии с иронией называют специальный блок камер в подвальном помещении. Подвальный уют предназначен для особо опасных преступников. В этом насиженном месте коротает дни в полном одиночестве известный чувашский блогер Константин Ишутов.

Не станем преувеличивать известность Ишутова, хотя следы его общественной активности отчетливо видны в интернете. Константин обрушил на местную власть непривычную для нее критику, сообщая пользователям Сети о злоупотреблениях чиновников, коррупционных проявлениях, о бездействии правоохранительных органов. Он писал, выступал на митингах, и многим было понятно, что такое долго терпеть не станут.
Как Ишутов оказался в цивильском «метро»? В конце декабря прошлого года наша газета сообщила: «Верховный суд Чувашии приговорил к 3 годам 6 месяцам колонии общего режима оппозиционного блогера Константина Ишутова, которого присяжные признали виновным в хранении детской порнографии на своем компьютере. По другому делу – о реабилитации нацизма – его оштрафовали на 150 тысяч рублей».
137При этом пояснялось, что дело первоначально завели за пост Ишутова в Фейсбуке с использованием листовки Третьего рейха. А порнографию, потянувшую на срок, нашли уже позже, при обыске. Приводились слова Константина, считающего дело сфабрикованным: «Неужели я такой дурак, что хранил бы у себя дома порнографические материалы несовершеннолетних, живя как на пороховой бочке?».
Приговор не вступил в законную силу, ожидается рассмотрение жалобы осужденного в апелляционном суде, а пока Ишутов осмысливает произошедшее в пенитенциарном заведении, основанном в Цивильске еще в 1809 году при Александре Первом.
Надо бы об этом СИЗО немного подробнее, но и в доброе время не всякого пустят его посмотреть, а сейчас, в пору эпидемии, – тем более. Поэтому приходится судить об изоляторе с чужих слов. И слова эти прозвучат, как ни странно, из Калифорнии. Там сейчас живет и просит политического убежища в США бывший координатор движения «Открытая Россия» в Чувашии Антон Кравченко. Общественную деятельность Кравченко мы оставим в стороне – это отдельная история. Нам он сейчас интересен как человек, несколько лет проработавший в цивильском СИЗО №2 (интересно: из надзирателя получился либеральный правозащитник. – Ред.).
«Я работал в должности старшего инспектора группы по воспитательной работе, – письменно сообщил Кравченко нашей редакции. – Так вот, специальный блок там используют для заключенных, кто склонен к побегу, особо опасен, для совершивших очень страшное преступление, для организаторов преступных сообществ, авторитетов преступного мира… Самое печальное, там Константин содержится один, я имею в виду камеру, а находиться в таком маленьком помещении одному невыносимо и морально тяжело. Это однозначно давит на психику. Я помню, были иски в ЕСПЧ против России от заключенных нашего изолятора, протестовавших против такого содержания».
Условиями содержания Ишутова обеспокоены его друзья, общественники из Чувашии. Они написали в «Новую газету» об ухудшении здоровья Константина. Это подтвердила и его мама Людмила Николаевна. В разговоре с корреспондентом «Новой» она сообщила, что у сына экзема и портится зрение. «В камере не то чтобы совсем темно, но слабое освещение, – рассказала она. – Костя сидит один, общаться ему не с кем, и он бы почитал что-нибудь. Я приносила ему газеты, но условий для чтения нет».
Константина Ишутова, как мы уже упоминали, осудили в конце декабря прошлого года. В Цивильск, в СИЗО №2, 135его доставили в конце февраля, а до того он содержался в новом следственном изоляторе в поселке Лапсары близ Чебоксар. Там камера 36 квадратных метров на 6 человек, телевизор, радио. Почему же его без объяснений перевели в Цивильск и содержат одного в подвальной двухместной камере? Друзья считают, что это сделали, чтобы пресечь его правозащитную деятельность. Ведь он помогал соседям по камере составлять письма с жалобами в различные инстанции.
С этим согласен и находящийся вдалеке от Чувашии Антон Кравченко: «Константина закрыли, скорее всего, для того, чтобы он не мог помогать остальным заключенным следственного изолятора (тюрьмы) как правозащитник, чтобы у него было очень ограничено общение с заключенными».
Того же мнения придерживается и адвокат Ишутова Вячеслав Медведев. По его словам, Константин досаждал начальству лапсарского изолятора обращениями насчет местных непорядков: то писал, что туалетной бумаги нет, то высказывал недовольство тем, что мясо в блюда не докладывают. По его жалобам приходили проверяющие и даже принимали меры. Однажды они заставили кухонных работников второй раз приготовить ужин, так как поданную заключенным пищу нельзя было есть.
После перевода Ишутова в Цивильск адвокат Медведев отправил жалобу на условия его содержания в прокуратуру. Та переправила ее в УФСИН России по ЧР. Ответ из управления по исполнению наказаний похож если не на доклад, то на тезисы к нему. На двух страницах приводятся доводы в пользу того, что «в УФСИН одним из приоритетных направлений остается соблюдение прав и свобод граждан, содержащихся под стражей».
Такой документ неплохо бы процитировать целиком, но уже после фразы «Ишутов К.А. переведен для последующего содержания из ПФРСИ при ФКУ ИК УФСИН в ФКУ СИЗО УФСИН» читателю захочется открыть форточку и проветрить помещение. Поэтому выловим главное: «В целях снижения численности спецконтингента, содержащегося в следственных изоляторах, УФСИН постоянно проводится целенаправленная работа по вывозу осужденных из следственных изоляторов и ПФРСИ, применяются исчерпывающие меры по разгрузке следственных изоляторов путем перезакрепления районов».
Вот! Тут только надо пояснить, что ПФРСИ – это помещение, функционирующее в режиме следственного изолятора. Остальное практически на доступном языке. То есть осужденных перевозят туда-сюда, чтобы в камерах им не было тесно, как в троллейбусе. Работа эта – «целенаправленная», а цель мало ли какая может быть…
«На основании изложенного, – наконец-то завершается ответ-доклад, – нарушений в части содержания Ишутова К.А в ФКУ СИЗО-2 УФСИН не установлено». А вы что подумали? Тюрьма вам не церковь – она не отделена от государства.

Борис Бронштейн, «Новая газета»

Убедитесь, что вы вводите (*) необходимую информацию, где нужно
HTML-коды запрещены

Наверх